Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:47 

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Не в духе Коля – мечта убита, здоровье гнило.
Желает Коля родиться черным в долине Нила,
чтоб мир невинен, и буйвол волен, и торс эбенов,
чтоб смысл жизни – без консервантов и парабенов.
Чтоб песни пелись в песках пустыни, в кустах алоэ,
чтоб лук и стрелы, и грязь на пятках в четыре слоя.
Купил он маски из силикона в зулусском стиле.
А лифт поломан, в подъезде лампы опять свинтили.
Пыхти до дому пролетов двадцать, дитя саванны.
Скрипят в квартирах кушетки, двери, шкафы, диваны.
Скрипят натужно чужие души, чужие ложа.
В пути у Коли шалит желудок и сердце тоже.
Такие маски! Такой раскраски! Глаза пустые.
И Коля ляжет, и сон покажет ему пустыню.
В ночи стихают ночные скрипы, ночные вскрики.
Выходит месяц, слепяще-яркий, белесоликий.
Течет саванна в уснувший город, пески и кряжи.
Шаман Петрович идет с работы чернее сажи…
Фото Wikimedia Commons

@темы: стихи

21:46 

Ще один чоловічий портрет

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Могли б розпочати з кави чи з того, що кави зроду не пив.
Могли б розпочати з нічної траси, цигарки чи гіркоти.
Та - попіл Клааса,
попіл Клааса
в серці його остиг,
він – мертва пустеля, він – дощ кислотний, покинутий дім сліпий.
Виходячи вчасно в похмурий ранок, ховає в кишеню ключ.
Несе у кейсі підгнилу грушу і йогурт, і книгу скарг
на світ із «мушу»,
з розбитих мушель.
Єдиний безцінний скарб -
то попіл Клааса, холодний попіл, ні голоду, ні «люблю».
Ти міг би сказати: ці дні порожні – його особистий гріх,
але уяви, що не все ти знаєш, лише припусти на мить,
що попіл Клааса,
холодний попіл
у груди його гримить.
Забуте ймення, чуже похмілля, епохи з подертих книг.
І він іде, не чекає щастя, шукає найменший сенс,
чому гризуть його сни прадавні в світах цифрових мереж,
а що Клааса нема насправді – це він розуміє теж.
І що були там чума, холера, і голод, і мор – і все.
Та щось лишилось таке прозоре, що є і не має меж.

@темы: стихи

13:30 

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Когда в палату кладут пожилого рома, который чем-то поранил ногу, к нему немедленно прибегает и прилагается табор, хорошо, что без коней и не весь. И крепкая могучая бабка в гигантских серьгах и халате.
- Был барон, а стал баран, эх, - бухтит она, топоча вокруг своего деда.

@темы: жисть

10:55 

Чоловічий портрерт і тихий блюз за кадром

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Він живе собі як усі, тривожиться не про те.
А потім стається війна, кордон, Іловайський котел,
А потім час кінчається – хвилини спливуть до дна.
І він з цим живе, хоч це не його вина.
І він з цим живе – із лісом холодних стел.
Ні, спогади з часом бліднуть, адреси і голоси.
У нього є що любити, у нього, наприклад, син,
І хтось не заходить більше, і хтось не пише листів,
та він не лишиться насправді на самоті.
Є в людини справи і люди, і більшого не проси.
Тільки, як би воно і де б воно не було,
в нього є для мовчання в році ОТЕ число.
Не треба його жаліти.
Не треба чіпати рук.
У нього є все потрібне – у нього, наприклад, друг,
він, може, собі малює, а може – любить кіно,
може, завів собаку, може, чудних птахів,
може, любить світанок над морем міських дахів.
Залиш йому ТЕ число, він повернеться знов.

@темы: стихи

13:52 

Та, що не припиняла танцю

Это - не шило. Это внутренний стержень.
**
Перед нею – не шлях, не стежка, а наче вир.
Там і смерть, і чума, і темна гірка трава,
там до обрію сірий стелеться льодовик.
А вона - тільки крок вперед, тільки: «Дайте два!
Дайте два,
Я жива, клянусь, я іще жива,
поки стане життя і сили – іду на ви».
Перегукуйся з нею, хто тут напівживий,
пригадай, як тече вода, дзеленчить трамвай..
Оживай.
Відгукалися їй і мертві у тих степах,
Чарівне та єдине мовлять – і замовчать.
Мала бути вона божевільна або сліпа,
чи хоча б на дахи залазити по ночах.
Та – не час,
і вона іще, як гидке кача,
і ніхто ще її історію не копав.
В цьому танці доволі стане смертельних па,
та іще з трибун врізнобій глядачі кричать.
Хто почав?
А вона їм: «Течи, ріка, колесо, крутись,
кидай пісеньку від хвороби до самоти,
кидай трап від човна до білого корабля,
стане страшно – із кимось праведним розмовляй.
Може слово безладне – тлін, і мовчання – тля,
та слова до ладу – то золото і бурштин».
По світах то гірчить полин, то цвіте ромен.
Що не ступить – то каже кожному те саме.
Амен.

@темы: стихи

14:46 

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Мы обычно стараемся про смерть и боль не молчать.
Уж лучше поговорить.
Здесь обычны песчаный ветер и саранча,
и год, который за три,
и призраки у двери,
и лай гиен по ночам.
У нас и песни – печаль,
капризный раненый ритм…

Мы обычно стараемся напиться первой росой:
колодцы наперечет.
На тропах змеи кишат, но кто выходит босой,
тот им заклятье прочел,
его и сталь не сечет.
Такой особенный сорт.
У нас и сказки – песок,
Идти по ним горячо.

Мы – красно-желтый узор, нас бог воинственный свил,
как только богу суметь.
Мы обычно суженым не говорим о любви:
она хитрее, чем смерть.

@темы: стихи

11:33 

Жила-была фейсбучная женщина

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Жила-была фейсбучная женщина. Она регулярно писала посты, выкладывала фотографии – обеда, завтрака, своего кота, соседского кота, уха спящего мужа, клумбы около подъезда, главной площади и тихого парка, а еще себя на их фоне, в новых туфлях, в старом платье, с прической и без. Особой художественностью фото не отличались, но френды фейсбучной женщины одобряли их. Заходила наша дама в фейсбук каждый день, а выходить иногда забывала.
Бывало, что фейсбучная женщина очень радовалась, потому что где-то в фейсбуке разместили фотографии исландских гейзеров или пристроили симпатичного щенка. Иногда она расстраивалась и весь вечер не могла успокоиться, потому что в фейсбуке кто-то поссорился или написал неправду. Иногда фейсбучная женщина уговаривала своих фейсбучных друзей не верить неправде, и тогда успокаивалась.
Муж фейсбучной женщины очень любил, когда его жена бывала в хорошем настроении. Поэтому он регулярно пристраивал щенков и котят, чинил в городе заборы – и все это фотографировал.
Его репостили коллеги и сосед по дачному участку Николай Петрович. Они не очень интересовались заборами, но мужа фейсбучной женщины уважали, а он был очень убедителен, когда просил их завести аккаунты. Одному особенно злобному городскому троллю муж фейсбучной женщины как-то назначил встречу и дал по морде. Потому что любовь побеждает все.
Однажды была страшная гроза, и во всем городе отключился интернет. Следовало бы написать, что тут-то фейсбучная женщина вымыла везде полы, испекла пирог, прогулялась по парку и сходила со своим мужем в ресторан. Но я пишу только правду, и придется признать, что настроение у нее было на много часов испорчено. А потом, когда связь восстановили, муж повел ее гулять в парк, и она наснимала там море цветов на будущее, чтобы выложить и удивить читателей.
А как же свидание, спросите вы? Как же ресторан? Как же влюбиться в своего мужа заново? Не переживайте, пошли они в ресторан, и ужинали при свечах, и танцевали на открытой площадке под красноватой луной. Но это было никак не связано с отключением интернета. Потому что любовь побеждает все.
Автор любит лайки на сайте и в группе

@темы: жила-была

12:21 

Місто Ха

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Що не рік – то невдалий, а що не доба – лиха.
В понеділок дощі повертаються в місто Ха,
З понеділка проїзд дорожчає і проліт…
Ти не думай, що це печаль – це така пиха,
Що життя не прожив, а пробився і проштовхав,
Вторгував за лід,
За сушений глід,
У небес, землі,
У тіней, і примар, і у духів сусідніх хат.
Торгував, воював і не байдикував ні дня.
У полях за рікою орду сам-один спиняв.
Бо не вміє ніхто як слід зупинить орди.
Сам собі порятунок, ворог і світлий князь.
В капшуці на руці монети тобі дзвенять.
І чекай біди,
Бо завжди один,
А всі інші – дим,
А можливо і дим – легенда та маячня.
І з тобою в диму і мареві так ідуть
Ті, хто теж за рікою один зупиняв орду.
Ти їх, кожного, як у дзеркалі, впізнаєш.
Хоч отой худорлявий красень, а цей – гладун,
А отой – висихає майже від снів і дум,
Чи малює треш,
Чи рахує кеш,
Та самотній – теж.
Тільки правда, і все, і ніякого закиду.

І куди б ти собі не біг, і куди б не йшов,
Ти завжди назавжди повертаєшся в місто Шо.
Бо на сердці вина, і сум, і рівненький шов.
І нема для них ради в жодному із світів.
Ти не думай, що це пиха – це така печаль.
Бо загиблі приходять, дивляться, і мовчать,
Сподіватись не звикли, вірити – поготів.

@темы: стихи

17:59 

По развалинам

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Тысяча чертей! Есть еще в графском парке черный пруд. И там даже лилии цветут.

Это - Харьковская область, знаменитая Шаровка.
читать дальше

@темы: о скитаниях вечных и о земле

21:11 

Стамбул - город контрастов

Это - не шило. Это внутренний стержень.
В рамках очистки фотоаппарата. Стамбул - это минареты, древности всякие, Топ-Капе и сад султана и все такое.. Но мы попали туда пробегом, и все, что успели - покататься на автобусе да поесть шаурмы на берегу Босфора. И посмотреть, как турки танцуют, да. Сейшн у них был знатный - толпа молодых людей лихо отплясывала под гитару и бубен.

Таким увидела я Стамбул современный.
читать дальше

@темы: о скитаниях вечных и о земле

13:30 

Что не сделало турецкое оружие, то сделало трансильванское золото

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Мне тут один друг сказал, что я ужасно крута, раз умею писать на заказ. На самом деле на заказ я пишу медленно и печально, но это забавный опыт. Это - стихотворение-сказка, обещанная Тайрэну хрен знает когда в качестве маленького приза. Договор дороже денег, но я все никак не могла поймать волну. Однако поймала.
Надеюсь, в качестве вгруза на игру и вообще - покатит. На историческую правду и кривду - не претендую.

Там Дракула, правда-правда, честно-честно. Герой и умничка, а не вупыр, вомпэр и шось такэ зубасто

@темы: стихи

17:00 

Анархист Матюкайленко и мама ретилоида

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Вот теперь, господа и дамы, а также товарищи и товарки, пани и панове - ящерики атакуют уже совсем.

Мама рептилоида была женщиной видной — помимо чешуи, стати гранитного тракториста и голоса учительницы музыки в легком трансе, у нее был также шикарный маникюр и здоровенный разводной ключ. Просто папа рептилоида, говорила она, такой придурок — ничего не делает для семьи, все сидит да чахнет в своем кабинете, а надо же как-то выкручиваться.
По утрам мама рептилоида часто тушила пару горящих домов, но очень стеснялась в этом признаваться: в конце концов, тушить избы и останавливать коней — дело человеческое, а она, как-никак, с Нибиру.
Мама рептилоида явилась в лагерь анархиста рано утром, когда отец Павел, у которого жутко болела голова, доваривал овсянку на криво сложенном костерке. И тут же возмутилась, почему здесь собирают пулемет немытыми руками.
- Мама! - простонал рептилоид.
- Мадам, - сказал анархист, удивший рыбу по щиколотку в Переплюйке — он был очень вежливый, - кофе закончился, но, может быть, мисочку овсянки? У нас такая экология, что мыть руки совершенно не обязательно. Чистейший воздух, вода, - Матюкайленко аккуратно пнул от берега валенок лесника, на котором сидела лягушка, вполне возможно, царского рода, - вода — так просто дистиллированная. В ней не каждая бацилла выживет, если честно. Моя мама любила говаривать: «Что не тонет — то плывет». Или, к примеру, ду ю спик инглиш?
Тут анархист вышел из воды — и рыбу за собой вытащил, гремящую бронебойным панцирем, но воттакенную, ей-богу. И отвесил маме рептилоида галантный поклон.
Мама рептилоида, приготовившаяся было ругаться, так и замерла на берегу, не подоткнув юбки и не достав разводной ключ, болтавшийся на ремешке ридикюля с самым необходимым. Ридикюль был крохотный, но очень тяжелый — мало кто выживал, если она размахивалась.
- Мой старшенький тоже такой наивный, - сообщила мама рептилоида. - Всего первый год на пенсии, сами понимаете. Не догляди — так с такой компанией свяжется... А уж младший, - тут она потрепала рептилоида по голове. - Вообще!
- Понимаю, - сказал анархист. - Вы его дуже не ругайте, у нас тут компания отличная. Все с дипломами, а кто нет — те стремятся. И пулемет собирать — очень полезное в хозяйстве умение.
Рептилоид, отец Павел, интервент Валера и пулеметчик Назар с открытыми ртами наблюдали, как, вооружившись миской овсянки и энциклопедией мифологии народов мира анархист Матюкайленко под руку провожает маму рептилоида смотреть на диплом.
«Вы там построже с ним, - шептала она, поправляя разводной ключ, то и дело съезжавший между ремешков ее алого ридикюля, - он хороший мальчик, но очень рассеянный».
- Сссс, - сказал рептилоид и сел в лопухи.
Выпускником какого университета был анархист Матюкайленко, он так никому и не сознался.

@темы: анархист Матюкайленко

11:17 

Жила-была женщина, у которой не было времени.

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Жила-была женщина, у которой не было времени. Не было времени как следует приготовить еду, навестить бабушку, прочесть книгу, которая давно ждала своего часа и работала подставкой под чашки и сковородки, пока на обложке не отпечаталось два ровных круга — побольше и поменьше.

Она все время куда-то бежала, впопыхах размазывала тушь, все успевала в последний момент, вспрыгивала в автобусы последней, высвобождая юбку из захлопнувшихся дверей, неслась, как безумная. «Да что вы ко мне пристали, у меня нет времени!» - отвечала она на все приглашения в гости, на день рождения и в кино. Что бы ни приходилось делать, она кричала и шептала: «Скорее, времени нет!» - и вещи бились и падали, машины ломались, провода рвались, а нужные люди заболевали гриппом.

На работе у нее времени тоже не было: не успеешь компьютер включить, как уже наступил вечер. И не думайте, что она так уж много успевала. Как раз наоборот. Чем больше женщина, у которой не было времени, боялась опоздать, тем быстрее летели ее часы и минуты. И тем меньше дел она действительно делала. Со словами «нет времени» наша героиня замирала, как спящая красавица — времени для нее действительно не было, а когда оцепенение от ужаса проходило, то оказывалось, что до конца рабочего дня всего час, а дел меньше не стало. Или что автобус отходит через пять минут. Или что ужин уже сгорел. Иногда это расстраивало женщину, у которой не было времени, просто до слез, но вытирала она их тоже второпях, мятой салфеткой, роняя сумочку, из которой сыпались бумаги: найти носовой платок накануне обычно не было времени.

Но однажды случился жуткий ливень. Автобусы встали, по всему городу оборвало провода, интернет работал с перебоями... «А я как раз опаздываю! У меня как раз нет времени!» - почти прорыдала дама. Но жестокий мир не слушал ее стенаний, вода продолжала литься с неба ведрами, уборщица Марина Ивановна — вытирать лужи на третьем этаже, а интернет — пропадать и появляться, как просветы в облаках — были и нету.

О том, чтоб идти домой, не было и речи, но и работа не клеилась. Женщина, у которой не было времени, стала понемногу убирать на столе. Разобрала срочные и несрочные дела, выкинула скомканные бумажки, переписала наконец разбросанные по столу телефоны. За час, в который она трудилась таким образом, ливень продолжался. Она ничего не могла с этим поделать, но зато ее никто и не подгонял. Сами собой нашлись решения вопросов, которые наша дама оттягивала уже больше месяца — только запиши, благо и время есть. Еще нашлась губная помада кораллового цвета, тоже хорошо.

«И почему каждый день не идут ливни?» - спросила себя женщина, у которой не было времени, забыв сетовать на то, как она опаздывает. А потом встала и вышла прямо под дождь. Город затянула серая пелена, в которой тонули все дела, срочные и очень срочные. Редкие зонты и очумевшие прохожие с пакетами на головах — вот и все. Не было ни вчера, ни завтра, ничего. Вот что такое «нет времени», а она-то думала...

Она бежала по улице, вода хлюпала в балетках, платье прилипало к телу, вода стекала с лица на шею и под строгий офисный костюм... Времени совершенно не было. И ладно.

Автор любит лайки в группе и на сайте. И в еще одной группе на фейсбуке.

22:56 

Дрючьба народов

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Я - птичка-наивняк. Мне за тридцать, я много людей повидала на своем веку, но по-прежнему наивно верю, что когда человек из-за границы пишет по-английски первой попавшейся девушке - это он хочет пообщаться с представителем другой культуры.
Только после фразы "не говори обо мне своему мужу, а то будут проблемы" я задумалась, что же он понимает под словом friendship, и точно ли это то, о чем я думаю.
Следующим шагом фигурант начал просить телефон, набиваться в гости обещать уважать тот факт, что я замужем - то есть не попасться моему мужу. Тут я все поняла и расстроилась, а клиент отправился в баню. Это все, что вам надо знать обо мне.

@темы: только хардкор

13:36 

Но Элли и Тотошка вернутся в свой Канзас

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Вообще-то у меня были на сегодня большие планы. Но вместо этого меня со страшной силой прет и тащит по стихам с ночи еще. Поэтому тут будет сказочка, давно их не было.

Хоч земля ще темна, та не пласка, і кити під нею світи не снять. Ось маленька Еллі, тонка, прудка, золотиста й капосна, як щеня. Всі розмови тут - подорожчав гас.. Гіркуватий дим, шкіряний кісет. Не дрімай-но, зернятко, це Канзас. Тут завжди сміливець бере усе.
Не дрімай же, бусинко, не дрімай.
Всі дива на світі лови сама.
Будь у тата сонечком з-поза хмар,
бо тепла катма.
Ось маленька Еллі іде в житах, а жита заввишки як старший брат. Ще ніякий вітер не прилітав, не було іще ні доріг, ні втрат. Тільки гроші в них не ростуть в полях, тільки важко їм дістається дім. І повільно їх оберта земля, розганяючи колами по воді.
Я поїду, мабуть, в Майамі-біч,
ти, сестричко, скучила вже, мей бі.
Сто доріг на світі, на світі ніч,
я пишу тобі.
Від усіх торнадо, усіх гінгем, від усіх нечуваних покарань захищає та, що біжить ген-ген і кричить: “Ура!”. Та, що нас чекала з Майамі-біч, із усіх нью-йорків та кордільєр. Навіть посміхається не тобі — таж на світі є!
По полях посохне хрумка трава.
Відкривай цю книгу — не відкривай...
та і ти собі полетиш — стривай! -
ти ж жива, жива...
Повертайся, Еллі, з усіх доріг,
повертайся, Еллі, холоне чай.
Урагани чубляться нагорі,
літаки гарчать.
Припадає порохом цей Канзас.
Повертайся, Еллі, до нас, назад.
А тепло обіймів, шалений сміх -
то самі, самі...

@темы: стихи, сказка

12:54 

Сон

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Нет похожего ничего. Никаких дверей.
Никаких указателей, вывесок и реклам.
Только окна из затуманенного стекла,
только призраки, только шорохи по углам.
Только бред.
Кто я в городе, где ни звука, ни имени?
Поворот, поворот — и церковь из кирпича.
Здесь не ходят уже ни в гости, ни по врачам,
здесь уже не умеют меченых отличать?
«Спи, усни»...
Засыпай, ничего не спрашивай ни о ком,
протекай никогда не чиненым потолком.
Не зови никогда соседей к себе домой.
Лучше будь себе - необщительный и немой.
Так — легко.

@темы: стихи

00:58 

Это - не шило. Это внутренний стержень.

Ніхто не віщує майбутнього — що буде з ними?
Що буде зі мною, якщо задрімаю — невже я помру?
А дощик паде, на усі ці Парижі та Єрусаліми,
на кожну у світі Варшаву або Анкару.
Знамена — перуть.
І тест — якщо стати знаменами, стати чиїми?
Якщо ж ми підемо людьми, то залишаться рими.
Це теж буде true.
По вулицях темних стікає пітьма і тривога,
вони тарабанять в шибки і співають у пустці дахів.
Та дощик паде і піде, і до чорта і бога,
до неба пісень і бездомних птахів.
Знамена — сухі,
це тільки земля під ногами липка і волога.
Це справжнє, як осінь, як дощ, як Америка, йога,
саванни і хащі, планета, прекрасна і вбога.
Хрестовий похід.
Підніметься місяць, калюжі освітить іскристо.
Ти сам собі прапор на вулицях темного міста.
Неси ж себе сам.
А всесвіт пливе і нанизує миті в намисто.
Печалі усі він тобі посилає навмисно -
і всі чудеса.

@темы: стихи

10:29 

Анархист Матюкайленко и мировая закулиса: рептилоид

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Рептилоид был синий, чешуйчатый и пах карамелькой. Ну, потому что он карамельки все время грыз. Когда рептилоид зашел в лагерь анархиста, там все спали, и даже отец Павел, который в противном случае непременно бы долго крестился, а потом сошел с ума. Анархист Матюкайленко нес стражу и бил комаров. Переплюйка тихо струилась, неся по течению не вражий труп, но спящего пьяного лесника, сложившего губы трубочкой и выдувающего со свистом что-то вроде «бери ложку, бери бак, нету ложки — беги так».
Рептилоид появился из предутреннего тумана, грустный, как сороконожка, и его большие немигающие глаза уставились на анархиста Матюкайленко — по крайней мере, анархисту с перепугу так показалось.

- Ты ошибся, - выдавил Матюкайленко. - Употребляли сегодня по течению выше. К леснику родня приехала.
- Иди ты в жопу, - грустно сказал рептилоид и добавил, - ссссс...
- Ого, как тебя, - покачал головой анархист, оправившись от первого шока — он вообще был морально устойчив, особенно после удара веслом во время знаменитого боя на пароме, когда будку паромщика отжал главгад Борис, канат достался приятелю интервента Валеры, а анархисту и его ребятам как-то пришлось отбивать проход, вернее, проплыв в Дубки, где уже топилась баня, - угораздило.
- Я — продукт коллективного бессознательного, - вздохнул рептилоид и снова добавил, - ссс.. Хотите карамельку? Она с наркотиками. Правда, я не знаю, с какими, но людям нравится.
Тут анархист заметил на плоском, еле выделяющемся над поверхностью лица носу рептилоида крохотные очки в проволочной оправе.
- Эх ты, - сказал он. - А еще тайное мировое правительство! Туды ее в качель. Как маленький. Карамельки!
- Ссс, - печально ответил рептилоид. - Но если ты ищешь однополой любви, то учти: я вооружен. У меня бластер со слабительным.
- Бедняга, - разжалобился анархист Матюкайленко. - Садись чаю попьем. А потом научу тебя пулемет собирать. Может, еще человеком станешь...

@темы: анархист Матюкайленко

18:43 

Литературный лытдыбр

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Из разряда "я ниумирла". У меня стало как-то много выступлений - больше я просто не потяну в силу работы. Недавно мы ездили с нашим сборником в Киев и собрали для фонда "Таблеточки" какую-то сумму денег, кажется, большую. Да, мы читали, и люди складывали деньги за этот вечер для "Таблеточек". Это был офигительный бар внезапно с израильской едой и рыжей организаторшей, пламенно-рыжей.
Выглядели мы с так.



А уже завтра я буду читать на "Прозаических чтениях Юль". Потому что Юлек на свете много, хороших и разных. И "Анархиста Матюкайленко" почитаю, и "Жилу-былу".
Но тут я анонсы давать не успеваю, так что следите за моим фейсбуком, если кому актуально.

@темы: литературная жизнь

14:37 

Казочка про казочку

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Тихий голос шепоче: “Чи ти тепер не жива?
Чи бриниш, як струна, як натягнута тятива?
Чи боїшся щурів, і крові, і висоти,
чи бува відбоялась ти?
Чи не сталося так, що твій біль тебе лікував?”

І, хоч зір мій — мара, туман, почорніле скло,
сонце сіло, а небо і спрагло і запеклось,
я тягну собі в лігво пісні і молитви
і казки, для живих, живим.
Проростають вони, і кожна — гнучке стебло.

Тихий голос мені співає таке і так:
“На обпалених пустирях поростуть міста.
Як дерева на голій вирубці, як трава.
І не раз, не два”.

Він співає мені, співає, мотив пливе.
Той, що завжди і всі підхоплюють із давен,
той, що в серці до смерті, як фото в записнику -
від утрат і брехні, наклепу, отрут і куль,
від того, що іще вполює усіх живих.

@темы: стихи

Слегка неприбранный замок

главная