Записи с темой: Стихи (список заголовков)
01:55 

Провинциальный четвериллер

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Чес-слово, это все температура и jaetoneja в скайпе. Когда очень плохо, часто невозможно уснуть. И начинает переть всякое.
Наверное, утром я ужаснусь.




***
Ну, вздрогнем, мы с тобою не придурки, и зря не растворяем мы хайло. Гляди-ка, что случилось в Подукурке, до самого Попищска всколыхло. Иван Иваныч, мизантроп и гнида, политик из уродов и расстриг, под выборы накрал винилхлорида, и нам на горке радиво воздвиг. Он сам небось катался в мерседесах, небось урвал и морду нажирай. Но сила есть такая у прогресса, что хоть пред ним ложись и помирай. Иван Иваныч лег, но недопомер, в экстазе благодетельствуя нас, он выкинул гляди ж какой ты номер, хотя на вид, конечно, ...очень своеобразный человек.

Диджеем стал Тимоха с Подберезки, хотя и негр, а наш и с бодуна. И полились тогда девичьи слезки, и началась меж бабами война. Тимоха как запилит нам шансона, как врежет Лепса или там клубняк... Но он любил Алешку Михельсона, не как политик, а ну как-то так.

Иван Иваныч пил совсем немного и был вдобавок щедр и очень крут. Но это как у общего порога — ты подотри, так сызнова насрут.

И след его собака полизала, и в мерсе люциферова печать. Его в собесе бабка заказала, чтоб знал, как взад заводы не включать, как пенсию платить опосле срока и быть вообще бессовестным козлом. Собесный сторож Васька Поторока решил, что он сквитается со злом.

Он взял всего-то вшивую бутылку, поскольку за всеобщее радел. И встретил. И вхреначил по затылку. И сам явился пьяный в райотдел.

Не вру я, Афанасьич, ни граминки, я не алкаш, не дурик и не враль. Мы справили шикарные поминки, порвали три баяна и рояль. И бабка та собесная немало, запивши корвалолом первача, над гробом олигарха причитала, что бедного решили сгоряча. Ведь все-таки душа его живая, и все-таки культура же и как теперь решит община трудовая, чтоб не заглохло радио «Маяк». А после, как закончилась и водка, так бабка прослезилась и взвилась. Порвала на груди косоворотку, что это все неправедная власть. Не жисть, кричит, а эта вот... гиена, в стране бардак, а с нас чего возьмешь. И нанялась на радио бессменно, чтоб научить порядку молодежь.

Случаются отелы и покосы, картошка поднимается в цене, но бабка с Тимофеем, как матросы, как штык, с утра на радиоволне.. Она и про погоду, и про дело, и как наутро глянуть молодцом. Уже насквозь приемник прозудела, поскольку фицияльное лицо. Такое дело терпим год от году, ведь ежли возразишь, то вдруг убьет? Обратно ж бабка - нашего народу, и как переживает за народ.

Когда ты много спер, то спи некрепко. Ведь могут укокошить невзначай. С опаской ешь телятину и репку, и свет без опасений не включай. И не недооценивай собес-то! Они там, хоть кряхтят, но огого, а если и оставят мокро место, то тут же станут грудью на него.

А мы же люди старого замесу, на знамя мы поднимем чонибудь. Маяк-маяк, ответьте райсобесу, вас вызывает хутор «Красный Путь».






@темы: стихи

06:29 

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Черноглазая пряха, как нити, прядет пути, и кого-то да с кем-то в нитку совьет она. А пока он пытается место себе найти, а какого рожна — не стоит ему и знать. Он считает слонов — хотя бы до десяти, потому что не спишь, умаешься, вдруг война?

И уже завертелось. По душу его идет. Все предсказано, и отмерено льдов и вдов. Он предчувствует галактический перелет, он предвидит своих драконов и кобольдов. Но пока еще все будущее вот-вот, и так тягостно неприкаянно в этом «до».

И ему так до боли хочется — шах и мат,
Чтоб хромать по дороге и чтобы дрова ломать.
Завалящее б тут знамение, хоть одно..
Он в подушку под утро шепчет: «Подай мне знак!».
Темноглазая пряха кивает — да будет так -
И решает, кого уколет веретено.


@темы: стихи

06:01 

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Черноглазая пряха, как нити, прядет пути, и кого-то да с кем-то в нитку совьет она. А пока он пытается место себе найти, а какого рожна — не стоит ему и знать. Он считает слонов — хотя бы до десяти, потому что не спишь, умаешься, вдруг война?

И уже завертелось. По душу его идет. Все предсказано, и отмерено льдов и вдов. Он предчувствует галактический перелет, он предвидит своих драконов и кобольдов. Но пока еще все будущее вот-вот, и так тягостно неприкаянно в этом «до».

И ему так до боли хочется — шах и мат,
Чтоб хромать по дороге и чтобы дрова ломать.
Завалящее б тут знамение, хоть одно..
Он в подушку под утро шепчет: «Подай мне знак!».
Темноглазая пряха кивает — да будет так -
И решает, кого уколет веретено.

@темы: стихи

02:48 

Это - не шило. Это внутренний стержень.
В шумерском языке отыскалось местоимение "ми". Выражает нежность. В общем, "ми-ми-ми" - это так по-шумерски!



Полумеры отъявленно мерзки.
Не сдаюсь полумерам.
Мимими - это так по-шумерски.
Я хочу быть шумером.
Поклоняться царям и вельможам,
Пивоварить с богами.
Там, в Шумере, есть девушка тоже,
Только нет оригами.
Прошмыгнет первобытное чудо
От гробницы к гробнице.
Я шумер, я не знаю покуда,
Как потомкам не спится...


@темы: бредогониво, стихи

02:19 

Это - не шило. Это внутренний стержень.
В шумерском языке отыскалось местоимение "ми". Выражает нежность. В общем, "ми-ми-ми" - это так по-шумерски!



Полумеры отъявленно мерзки.
Не сдаюсь полумерам.
Мимими - это так по-шумерски.
Я хочу быть шумером.
Поклоняться царям и вельможам,
Пивоварить с богами.
Там, в Шумере, есть девушка тоже,
Только нет оригами.
Прошмыгнет первобытное чудо
От гробницы к гробнице.
Я шумер, я не знаю покуда,
Как потомкам не спится...

@темы: стихи

20:41 

Подросток

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Он носит жуткий клеш, зеленый вельвет,
Выпускает дым.
У него не было причин появляться на свет –
Но он не любит жалеть. Чего у него нет –
То и фиг с ним.

Каждый божий день он идет и искрит,
Как по бечеве.
Он в мешке демиурга золотистый пирит,
Он – тот загадочный остров, что пока не открыт,
Он на свете и свет.

У него есть книжка и сумка через плечо,
У него под щекой по утрам становится горячо,
Потому что солнце будит таких, не спрося ни о чем,
На подушку сдувая лучи.

Но, как и солнце с утра – никогда таких не обнять…
А он открывает глаза, зевнет, потянется – глядь -
На подарок тебе, намотай золотистую прядь,
А о том, что знаешь – молчи!

@темы: стихи

20:40 

Подросток

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Он носит жуткий клеш, зеленый вельвет,
Выпускает дым.
У него не было причин появляться на свет –
Но он не любит жалеть. Чего у него нет –
То и фиг с ним.

Каждый божий день он идет и искрит,
Как по бечеве.
Он в мешке демиурга золотистый пирит,
Он – тот загадочный остров, что пока не открыт,
Он на свете и свет.

У него есть книжка и сумка через плечо,
У него под щекой по утрам становится горячо,
Потому что солнце будит таких, не спрося ни о чем,
На подушку сдувая лучи.

Но, как и солнце с утра – никогда таких не обнять…
А он открывает глаза, зевнет, потянется – глядь -
На подарок тебе, намотай золотистую прядь,
А о том, что знаешь – молчи!


@темы: стихи

02:00 

Фанфик. Все права у Александра Сергеевича.

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Отчего не мечтать? Все на свете незыблемо-зыбко,
А не зыбкое — просто, железобетонно, жестоко.
Но пускай не покажет тебе государыня-рыбка -
Ни коралловых рифов, ни ржавой реки водостока.

Засыпает она в глубине, где темно и прохладно,
Где течение мягко колышет придонные травы.
Уходи поздорову домой, не клевало — и ладно.
И признай, что соседи твои, к сожалению, правы.

Похромай огородами, дерни перцовки немного.
На просоленном круто дворе закури самосада.
И скажи себе, крякнув, мол, минуло, милостью бога,
А вот невод развесь и не трогай, не штопай, не надо.

И если неспетая песня вернется несытой
За горло берущей и горькой, и сладкой тоскою,
Подумай — не тут ли морская собака зарыта?
Что будет, когда золотым обернется корыто,
А бабку внезапно объявят царицей морскою?

@темы: стихи

01:56 

Фанфик. Все права у Александра Сергеевича.

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Отчего не мечтать? Все на свете незыблемо-зыбко,
А не зыбкое — просто, железобетонно, жестоко.
Но пускай не покажет тебе государыня-рыбка -
Ни коралловых рифов, ни ржавой реки водостока.

Засыпает она в глубине, где темно и прохладно,
Где течение мягко колышет придонные травы.
Уходи поздорову домой, не клевало — и ладно.
И признай, что соседи твои, к сожалению, правы.

Похромай огородами, дерни перцовки немного.
На просоленном круто дворе закури самосада.
И скажи себе, крякнув, мол, минуло, милостью бога,
А вот невод развесь и не трогай, не штопай, не надо.

И если неспетая песня вернется несытой
За горло берущей и горькой, и сладкой тоскою,
Подумай — не тут ли морская собака зарыта?
Что будет, когда золотым обернется корыто,
А бабку внезапно объявят царицей морскою?


@темы: сказка, стихи

15:29 

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Стою, поверить себе не смея,
Как сэр на блюде:
«Хреново как-то драконил змея,
Не то что люди.
Ведь мог быстрее, ведь мог и чище,
Теперь поди-ка.
Посад в руинах, дворец в кровище».
Стою – и дико.
Кому бы в рожу, чего бы в дышло –
Так, может, вышло,
Нельзя же драться и никогда
Никого не ранить.
Цветет бурьян, лебеда-беда,
В черепках - герани…

@темы: стихи

15:28 

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Ты просто носился всегда с небывающим раем,
А если как следует думал – то он не нужен.
Мы – это только то, что мы выбираем.
Они – это только то, что видно снаружи.

Нету такого времени, чтоб решать,
Эта, в прицеле, праведна ли душа,
И от тоски ли ты нажимал курок,
Если смог.

@темы: стихи

15:27 

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Стою, поверить себе не смея,
Как сэр на блюде:
«Хреново как-то драконил змея,
Не то что люди.
Ведь мог быстрее, ведь мог и чище,
Теперь поди-ка.
Посад в руинах, дворец в кровище».
Стою – и дико.
Кому бы в рожу, чего бы в дышло –
Так, может, вышло,
Нельзя же драться и никогда
Никого не ранить.
Цветет бурьян, лебеда-беда,
В черепках - герани…


@темы: стихи

15:13 

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Ты просто носился всегда с небывающим раем,
А если как следует думал – то он не нужен.
Мы – это только то, что мы выбираем.
Они – это только то, что видно снаружи.

Нету такого времени, чтоб решать,
Эта, в прицеле, праведна ли душа,
И от тоски ли ты нажимал курок,
Если смог.


@темы: стихи

13:59 

старенькое. наверное, специально для Ноло

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Гіркі дощі не хочуть тамувати
Ні спраги, ні безсоння, ані болю.
Тепер, якщо ти вистрибнеш із хати -
Не факт, що добровільно та на волю.
Дрімають позаховані гармати
У тих, що розучилися стрибати.
І все гниє, від палиць до коліс,
Гіркі дощі і падають навскіс.

@темы: стихи

07:40 

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Всю жизнь боялся встречи с темнотой,
Хотя темна была его квартира.
Встречался не как надо и не с той,
Работал от забора до сортира.
И умер, как и жил, не мельтеша.
На небе ясно духам и планетам,
Что в глубине души он был поэтом.
Но кто там знает, что в тебе душа?

@темы: стихи

07:39 

И в тему протерянных полимеров

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Всю жизнь боялся встречи с темнотой,
Хотя темна была его квартира.
Встречался не как надо и не с той,
Работал от забора до сортира.
И умер, как и жил, не мельтеша.
На небе ясно духам и планетам,
Что в глубине души он был поэтом.
Но кто там знает, что в тебе душа?


@темы: стихи

07:30 

сон

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Мы вроде в норме – а мир не вроде,
Он видит нас,
Как мы в потемках уже уходим,
Ломая наст.
Пока безмолвное небо ближе
И спит пока,
Не больно думать, что кто-то выжил
Наверняка,
И все встречаются там, где надо,
Где отдохнут.
На том ли свете, в конце блокады,
На пять минут.


@темы: стихи

07:22 

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Мы вроде в норме – а мир не вроде,
Он видит нас,
Как мы в потемках уже уходим,
Ломая наст.
Пока безмолвное небо ближе
И спит пока,
Не больно думать, что кто-то выжил
Наверняка,
И все встречаются там, где надо,
Где отдохнут.
На том ли свете, в конце блокады,
На пять минут.

@темы: стихи

05:40 

Портрет человека

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Это счет непомерно раздут?
Или редкость во время любое?
Двух небитых, пожалуй, дадут
И десяток обученных бою
За ее беспечальные сны
И за блажь подпускать и колоться,
Что глаза – голубые колодцы
И бессонницей обведены.
Вот такие - последний приют,
Где оттаивают и поют.

@темы: стихи

05:40 

Портрет человека

Это - не шило. Это внутренний стержень.
Это счет непомерно раздут?
Или редкость во время любое?
Двух небитых, пожалуй, дадут
И десяток обученных бою
За ее беспечальные сны
И за блажь подпускать и колоться,
Что глаза – голубые колодцы
И бессонницей обведены.
Вот такие - последний приют,
Где оттаивают и поют.


@темы: зарисовки, стихи

Слегка неприбранный замок

главная