23:13 

Анархист Матюкайленко и два раба

riweth
Это - не шило. Это внутренний стержень.
Знаю, что это банально, но обещала нескольким людям хрен знает когда, а обещания выполнять надо. Ну, я так считаю. nolofinve, иди сюды.

«И куда мне их девать? - вопросил анархист Матюкайленко — больше темноту и лягушек в Переплюйке, чем бухгалтера Федю. - У меня вон интервент военнопленный возле бани сидит — и то никакого толку, а тут сразу двое».
«Сам дурак!» - сказал интервент Валера, отрываясь от подкопа — рыл он розовым пластмассовым совочком, и получалось плохо.
- Ты давай, не отвлекайся, - шикнул на него анархист. - И куда ты роешь, дубина? Ты ж в землянку роешь, там же бревна.
- Легких путей нам не надо, - отозвался интервент Валера и покраснел. - Интервенты не сдаются, - добавил он уже куда менее уверенно.
- Не знаю, кто тут интервент, - сказал бухгалтер Федя, выкладывая на стол кипу бумаг. - А только приказ ясный — поставить на баланс по два раба на душу. Интервента снять с баланса. Или тоже поставить? Тьфу, запутал ты меня.
- То есть каждому по два раба? - переспросил анархист Матюкайленко. - И мне, и отцу Павлу, и Машке вот...
- Точно так, распишись, - кивнул бухгалтер Федя, отмахиваясь от летящей на керосиновый фонарь мошкары. И поставил три печати со свинкой и одну — со страусом эму, которую приберегал обычно для наградных грамот.
- Да кто это приказал? Где я их поселю? Чем я их кормить буду? Землянка-то одна у нас и пшено не уродило, сам знаешь!
- А в газетах написано, - отозвался бухгалтер Федя. - Вы же потом жаловаться побежите, почему в газете объявили, а гетьман Очевидько зажал. Ну, отправишь огород полоть или там что. Ребята, давай сюды.
Из темноты, переминаясь с ноги на ногу, выступил душегуб Харитон в рубашке с отложным воротником и девица в сарафане с морковками.
- Тебя как звать-то? - со вздохом спросил анархист Матюкайленко.
- Игнасио, - сообщил душегуб Харитон. Руки у него были связаны розовым бантиком, в руках был топор, но, кажется, резиновый. - А это вот — Изаура, только глухая она. Но крестиком вышивать умеет.
- Тваю мать, - простонал анархист Матюкайленко. - Этого мне и не хватало.
«Хацапетовка наша», - со вздохом сказал интервент Валера. Лягушки дружно отозвались.

@темы: анархист Матюкайленко

URL
Комментарии
2014-12-14 в 23:30 

nolofinve
І до віків благенька приналежність переростає в сяйво голубе. Прямим проломом пам'яті в безмежність уже аж звідти згадуєш себе (с)
О, обещаные рабы прибыли) Прэлесть какая)

2014-12-14 в 23:35 

riweth
Это - не шило. Это внутренний стержень.
Я всегда держу слово

URL
2014-12-14 в 23:42 

nolofinve
І до віків благенька приналежність переростає в сяйво голубе. Прямим проломом пам'яті в безмежність уже аж звідти згадуєш себе (с)
riweth, Душегуб Харитон розчулює до сліз))

2014-12-14 в 23:44 

riweth
Это - не шило. Это внутренний стержень.
Він сирітка. Треба буде розкрити тему його дитинства і травми через батьків.

URL
2014-12-14 в 23:51 

nolofinve
І до віків благенька приналежність переростає в сяйво голубе. Прямим проломом пам'яті в безмежність уже аж звідти згадуєш себе (с)
riweth, Травмований з дитинства - криворука матуся впустила дитя на підлогу, а тупорилий тато перечепився об немовля))

2014-12-15 в 00:04 

riweth
Это - не шило. Это внутренний стержень.

URL
2014-12-15 в 00:11 

nolofinve
І до віків благенька приналежність переростає в сяйво голубе. Прямим проломом пам'яті в безмежність уже аж звідти згадуєш себе (с)
riweth, Точно) Це вони)

2014-12-15 в 20:50 

danapria
Тиха вода греблі рве
Бідолашний анархіст - ще й годувати цих дармоїдів треба буде :)

   

Слегка неприбранный замок

главная