riweth
Это - не шило. Это внутренний стержень.
Жила-была дама с котами. Котов было у нее три – Вася, Мурзик и Этот Кобель. Кобеля оставил бывший муж, и, когда гнев по его поводу утих, дама с котами начала очень стесняться клички. Но кот уже откликался только на нее. Еще в доме дамы жила кошка Соня. Она была большая, пушистая, дымчато-серая, и взирала на всех со шкафа – что эти все понимают!

Кошка Соня была стерильна, но Этот Кобель ходил за ней и стерег под шкафом, лупил за нее всех соседских котов, стоило Соне только немного приподнять дыбом шерсть на загривке. Дама с котами говорила иногда полным нежности голосом: «Надо же, Кобелюня… не то что тот кобель!»

Так и жили счастливо дама с котами и ее коты – кошка Соня, Вася, Мурзик и Этот Кобель. Однажды дама с котами снова вышла замуж. У ее мужа был большой, но добрый пес по имени Джек, мягкий, как диванная подушка, но только с пастью как раз на четырех котов. Коты пошипели на Джека, а Джек на них не лаял, сразу пришел знакомиться. Доверия он, конечно, не вызвал, вот еще - доверять всяким пахнущим псиной и вываливающим язык. Но кое-как весь этот зверинец притерпелся друг к другу и поделил территорию.

Джек получил коврик перед диваном, а коты – диванную спинку. И весь диван, если хозяева наконец вставали. Джек на диван не лазал, он был воспитанный. Ну, разве что иногда.

Временами в дом приходили друзья, Джек путался у них под ногами и просил колбасы, Мурзик и Вася разваливались на руках, а Этот Кобель и Соня смотрели со шкафа – так удобнее первыми заметить, если все эти глупые люди пойдут есть курицу.

Проводив гостей, дама с котами выходила курить на балкон – она курила еще со школы, такая вот вредная привычка. А новый муж ее не курил, поэтому компанию составляли Этот Кобель и Соня. Вася тоже иногда приходил, а вот Мурзик ненавидел даже намек на дым.

У подъезда, случалось, еще сидели припозднившиеся бабки, особенно если недавно выступал президент или должны были принести пенсию, ведь эти темы надо обсуждать без суеты, не спеша. В вечернем, пока не загустевшем полумраке их наметанные, хотя и подслеповатые глаза так и манил огонек сигареты. Бабуля Ивановна с первого этажа, у которой было самое плохое зрение, даже различала силуэт Сони, вспрыгнувшей на перила, и дорогие часики на запястье ее хозяйки.

- И курит, и курит, бедняжка, - говорила тогда Ивановна. – А все потому, что нет у нее никого, кроме котов.
Как всегда, вы можете попросить у меня свою собственную историю. А еще автор любит лайки и репосты (сайт, ВК, Фейсбук).
Написано для Талиорнэ

@темы: жила-была